Бесплатная консультация юриста:
8 (800) 700-99-56 (доб. 665)
СПб и Лен. область:Санкт-Петербург и область:
+7 (812) 449-45-96 (доб. 654)
Москва и МО:
+7 (495) 980-97-90 (доб. 461)
Получить консультацию

Судебная практика ст 156 ук рф

Недостатки и трудности при расследовании квалификации преступлений, предусмотренных ст. 156 УК РФ

Объективное подтверждение на следствии данных о том, что образ жизни родителей и применяемые ими методы воспитания несовершеннолетних детей представляют реальную угрозу для жизни и здоровья последних, далеко не всегда влечет за собой применение к виновным мер уголовной ответственности. Одной из причин такого положения дел выступают следующие наиболее распространенные недостатки дознания и предварительного расследования таких преступлений.

1. Неполнота и несвоевременность дознания и предварительного расследования. Органы следствия и дознания не ориентированы на оперативный комплексный подход к доказыванию состава преступления ст. 156 УК РФ, как мы уже говорили ранее, данный факт влечет потерю доказательной базы.

К примеру, в ходе работы по материалу проверку по факту розыска двух несовершеннолетних детей гр. Маланки было установлено, что причиной их самовольного ухода из дома послужило жестокое обращение с ними матерью и бабушкой в качестве меры воспитания. По данному факту ОД было возбуждено уголовное дело, которое по истечении 4месячного срока было передано для дальнейшего расследования в СО. Общий срок расследования уголовного дела составил 6 месяцев. За данный период времени, дети, первоначально изъятые из семьи, были возвращены с согласия Отдела опеки и попечительства матери. В настоящее время на стадии судебного разбирательства, несовершеннолетние отказываются от ранее данных ими показаний, не желают привлекать мать и бабушку к уголовной ответственности, хотят остаться на воспитание в семье. Ввиду отсутствия оперативности при расследовании уголовного дела, вопрос о лишении матери родительских прав не рассмотрен в суде, дети проживают с матерью. Все вышеизложенные обстоятельства, а также иные объективные причины, не позволяют суду должным образом привлечь мать и бабушку, которым предъявлено обвинение, в совершении преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, к уголовной ответственности.

2. Не во всех случаях проводится обследование материально-бытовых условий жизни неблагополучной семьи, фиксируемое в официальном акте и необходимое для подтверждения фактов антисанитарного содержания жилья, несоблюдения элементарных правил гигиены, отсутствии в доме спальных мест, постельных принадлежностей, одежды, пищи и иных предметов, соответствующих возрастным потребностям детей и необходимых для обеспечения должного ухода за ними.

Хотелось бы отметить, что антисанитарное содержание жилья, несоблюдение элементарных правил гигиены, отсутствие в доме спальных мест, постельных принадлежностей, одежды, пищи и иных предметов, соответствующих возрастным потребностям детей и необходимых для обеспечения должного ухода за ними, должно находить отражение не только при обследовании жилищно-бытовых условий, но при осмотре места происшествия, в ходе которого фиксируется обстановка проживания несовершеннолетнего, отыскиваются и изымаются вещи, предметы, следы, которые могут являться в дальнейшем вещественными доказательствами по уголовному делу. Обследование жилищно-бытовых условий в большей степени направлен на отражение неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, а осмотр места происшествия на обнаружение вещественных доказательств, подтверждающих как факт неисполнения или ненадлежащего обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, так и факт жестокого обращения. Некачественно проведенный осмотр места происшествия, также является одной из причин, по которой возникают трудности с формированием доказательной базы, а в последствии, с квалификацией преступления.

3. В материалах дел часто отсутствуют документально зафиксированные результаты опроса медицинских работников (участковых педиатров и медсестер, врачей скорой помощи, травмпунктов, оказывавших первую медицинскую помощь пострадавших детям и пр.), педагогов, воспитателей, располагающих информацией о фактах ненадлежащего исполнения обязанностей родителей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних. Не всегда допрашиваются сотрудники соответствующих подразделений органов внутренних дел, комиссий по делам несовершеннолетних. Собранные из этих источников сведения позволили бы подтвердить или опровергнуть первоначальные данные об образе жизни родителей, о неисполнении (ненадлежащем исполнении) ими обязанностей по уходу, содержанию и воспитанию детей.

Показания вышеуказанных лиц, как правило, носят решающий характер, при квалификации преступления, так как при первичных беседах, дети, находясь в стрессовом состоянии рассказывают лицам вышеуказанному должностным лицами больше информации и с большими подробностями, чем при допросах.

К примеру, при расследовании уголовного дела в отношении гр. Маланки, о котором указывалось ранее, при установлении местонахождения ее детей, они были помещены в СРЦ Ивановской области, где производился осмотр детей врачом и имеющиеся следы в результате причиненных телесных повреждений были зафиксированы на фото, а с детьми проводилась работа психологом. Впоследствии, врач, проводивший лечение детей, а также психолог, были допрошены в качестве свидетелей, а фотографии были приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства и в настоящее время при судебном рассмотрении уголовного дела, показания данных свидетелей являются неоспоримыми доказательства фактов жестокого обращения с несовершеннолетними.

Последние две причины возникают, прежде всего, из-за отсутствия единой разработанной системы расследования данной категории дел, и как следствие, из-за отсутствия знаний и опыта по их расследованию у должностных лиц.

Часто допускаются ошибки в квалификации преступлений, предусмотренных ст. 156 УК РФ, имеет место неправильная и неполная квалификация.

Следует отметить, что ошибки в применении ст. 156 УК РФ в определенной мере обусловлены неудачной конструкцией самой нормы, осложняющей ее разграничение с другими, смежными составами преступлений (ст.ст. 115, 116, 117, 124, 125, 131 УК РФ). В связи с отсутствием законодательного или иного легального толкования признаков состава преступления (прежде всего самого понятия «жестокое обращение») на практике возникают серьезные затруднения в определении предмета доказывания и круга источников доказательственной информации. При создании доказательственной базы и формулировании обвинения не всегда учитываются особенности конструкции объективной стороны состава ст. 156 УК РФ, содержащей два обязательных признака: неисполнения (или ненадлежащего исполнения) обязанностей по воспитанию детей и жестокого обращения с детьми. Доказыванию и вменению в вину подлежат оба эти признака, которые в ходе следствия и дознания, как правило, смешиваются, не квалифицируются должным образом, не подвергаются самостоятельной правовой оценке. Пристанская О.В. Проблемы применения уголовно-правовых норм, направленных на предупреждение жестокого обращения с несовершеннолетними//Журнал Российского права, 2001 г. № 8// www.juristlib.ru

Зачастую уголовные дела по ст. 156 УК РФ не возбуждаются при отсутствии телесных повреждений у несовершеннолетнего, что в корне неправильно.

К примеру, в производстве ПДН ОВД Фрунзенского района г. Иваново имелся материал проверки по заявлению гр. Кузнецовой В.Д. с просьбой лишить родительских прав ее зятя — гр. Чертищева В.И. в отношении его несовершеннолетней дочери Чертищевой О.В. В ходе доследственной проверки был выявлен факт, что гр. Чертищев в воспитательных целях закрыл свою дочь в подполье частного дома на 30 минут, при этом высказывал в ее адрес оскорбления, кроме того гр. Чертищев В.И. неоднократно наносил побои матери несовершеннолетней в присутствии дочери. Последнее обстоятельство не учитывалось при анализе материалов, так как и мать и отец девочки злоупотребляли спиртными напитками и часто распивали их вместе. Ввиду того, что гр. Чертищев и его дочь проживали отдельно, систематичность действий сопряженных с жестоким обращением установлена не была, отделом дознания в возбуждении уголовного дела было отказано, при принятии решения по данному материалу проверки было решено о его направлении СО СУСК для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по ст. 127 ч. 2 п. «д» УК РФ, а именно незаконное лишение свободы, не связанное с его похищением в отношении несовершеннолетнего. Однако, в ходе предварительного следствия были добыты дополнительные доказательства (неисполнение гр. Чертищевым обязанностей по воспитанию, содержанию несовершеннолетней дочери, антисанитарные условия проживания, антиобщественный образ жизни гр. Чертищева В.И.) , которые позволили квалифицировать действия гр. Чертищева В.И. по ст. 156 УК РФ, которая поглотила ст. 127 ч. 2 п. «д» УК РФ, так как действия, предусмотренные вышеуказанной статье подпадают под состав преступления, предусмотренный ст. 156 УК РФ. Чертищев В.И. был признан виновным в совершении вышеуказанного преступного деяния и осужден к 8 месяцам исправительных работ. Данный пример является положительным результатом деятельности следователя, который получил дополнительные доказательства с целью привлечения виновного лица к уголовной ответственности. В случае большей заинтересованности органов дознания и следствия в привлечении к уголовной ответственности виновных в совершении данной категории преступлений лиц, более профессионального подхода к расследованию подобных уголовных дел, большее количество родителей или лиц их заменяющих были бы привлечены к уголовной ответственности и было бы предотвращено больше фактов нарушения прав и законных интересов несовершеннолетних.

В тех случаях, когда сам способ совершения преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, образует самостоятельный состав преступления (истязания — ст. 117 п. «г» ч.2, оставления в опасности — ст. 125, причинения вреда здоровью — ст. 111, 112, 115, сексуальных посягательств — ст.ст. 131-135 УК РФ и др.) следователями не всегда ставится на разрешение вопрос о применении совокупности преступлений. Тем самым незаслуженно облегчается участь виновных, смягчается их правовое положение и расширяются возможности освобождения их от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям за совершение якобы нетяжких преступлений. Пристанская О.В. Проблемы применения уголовно-правовых норм, направленных на предупреждение жестокого обращения с несовершеннолетними//Журнал Российского права, 2001 г. № 8// www.juristlib.ru

В некоторых случаях дела по фактам нанесения родителями побоев своим несовершеннолетним детям, несмотря на наличие признаков жестокого обращения, возбуждаются лишь по ст.ст. 115 или 116 УК РФ.

К примеру, сотрудником ПДН был собран материал проверки по заявлению 17-летней девочки с просьбой привлечь к уголовной ответственности отца, который систематически наносит ей побои, какого-либо участия в ее воспитании не принимает, причиняет ей психические страдания, учиняя дома скандалы и применяя физическое насилие в отношении ее матери. Мать девочки от привлечения мужа к уголовной ответственности по тем или иным основаниям отказалась. В собранном материале имелись достаточные данные, указывающие на наличие признаков состава преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ. Однако, отделом дознания было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного 116 УК РФ. Хотя в материале, имелись сведения о системности совершенных отцом противоправных действий, данные основания были недостаточными для квалификации действий по ст. 156 УК РФ.

Иногда недостаточная, неполная квалификация содеянного влечет за собой необоснованное освобождение лица, виновного в жестоком обращении с ребенком, от уголовной ответственности в связи с недоказанностью в содеянном им состава более тяжкого.

В тех случаях, когда сам способ совершения преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, образует самостоятельный состав преступления (истязания — ст. 117 п. «г» ч.2, оставления в опасности — ст. 125, причинения вреда здоровью — ст. 111, 112, 115, сексуальных посягательств — ст.ст. 131-135 УК РФ и др.) следователями не всегда ставится на разрешение вопрос о применении совокупности преступлений. Тем самым незаслуженно облегчается участь виновных, смягчается их правовое положение и расширяются возможности освобождения их от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям за совершение якобы нетяжких преступлений. Пристанская О.В. Проблемы применения уголовно-правовых норм, направленных на предупреждение жестокого обращения с несовершеннолетними//Журнал Российского права, 2001 г. № 8// www.juristlib.ru

При рассмотрении дел указанной категории у судов возникали трудности в понимании и правильном описании в приговоре преступления: в чем выражалось неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, содержание жестокого обращения с ним и характера причиненных страданий, в какой период времени это происходило.

Из практики рассмотрения подобных преступлений, где виновному лицо предъявлено обвинение по совокупности составов преступления, нередки случаи прекращения уголовного преследования в части касающейся ст. 156 УК РФ. Например, В кассационном порядке Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РБ от 02.09.2003 г. приговор в отношении Карасева Н.Г., осужденного по ст.ст.119,156 УК РФ был отменен в части осуждения по ст. 156 УК РФ и дело в этой части прекращено в связи с тем, о в описательно-мотивировочной части приговора суд не описал в чем заключалось не надлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем. Шупыра Ю.В. О преступлениях против семьи несовершеннолетних. Республика Бурятия 2003-2004 год. Обобщение по итогам изучения судебной практики по уголовным делам о преступлениях против семьи и несовершеннолетних// http://www.juvenilejustice.ru/

Другими примером неверной квалификации является уголовное рассмотренное в Пермском крае. По приговору Чердынского районного суда Пермского края К. признана виновной в ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию своей несовершеннолетней дочери, соединённом с жестоким обращением с ней, и осуждена по ст.156 УК РФ. Не согласившись с выводами суда относительно квалификации действий К., судебная коллегия указала следующее. Как видно из материалов дела, органами предварительного следствия К. было предъявлено обвинение в том, что она ненадлежащим образом исполняла свои обязанности по воспитанию ребенка: в феврале 2007 года оставила малолетнюю дочь одну на 8 час. в легкой одежде, в период с 16 мая до начала июля 2007 года выезжала с дочерью в с. Вижаиха, в пос. Ныроб не соблюдала там санитарные условия содержания ребенка, не обеспечивала едой, что привело к истощению ребенка, не лечила девочку во время болезни. Кроме того, систематически наносила дочери побои, а именно в марте 2007 года, в начале апреля 2007 года, в начале сентября 2007 года. Эти действия К. были квалифицированы органами предварительного следствия по ст.ст.117 ч. 2 п. » г», 156 УК РФ. Исследовав доказательства, представленные стороной обвинения, суд пришел к выводу, что все обстоятельства, указанные в обвинении подтверждены доказательствами, которые суд изложил в приговоре. Суд установил в судебном заседании и указал в описательной части приговора, что К. ненадлежащим образом осуществляла свои обязанности по воспитанию дочери — оставляла её одну на длительное время, ненадлежащим образом кормила, не следила за ней, кроме того, трижды в течение апреля-сентября 2007 года умышленно наносила дочери побои, причиняя физическую боль и психические страдания, то есть жестоко обращалась со своей дочерью. Вместе с тем, в мотивировочной части приговора суд пришел к выводу, что наличие у К. умысла на систематическое причинение физических и психических страданий не установлено, который противоречит описательной части приговора. Кроме того, суд высказал ошибочное суждение, что действия, выражающиеся в систематическом нанесении побоев, охватываются ст.156 УК РФ и дополнительной квалификации по ст.117 ч. 2 п. » г» УК РФ не требуют. По изложенным основаниям приговор в отношении К. судебной коллегией отменён, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство. Обзор кассационной практики по уголовным делам Пермского краевого суда за первое полугодие 2008 года. http://www.oblsud.permregion.ru/praktika/

Как видим из приведенного примера, неверная квалификация преступлений по фактам жестокого обращения с несовершеннолетними может быть как виде полноты квалификации деяний, так и в неправильной квалификации по совокупности преступлений, причиной которого служит несовершенство уголовно-правовой нормы.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что проблемы и ошибки в квалификации неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего прежде всего возникают по причине нечеткой сформулированности уголовно-правовой нормы. Данные проблемы возникают как на стадии доследственной проверки, так и на стадии расследования, судебного разбирательства. В настоящее время отсутствуют четко разработанная методика расследования уголовных дел данной категории. Основными ошибками при расследовании являются: неполнота сбора доказательственной базы, неоперативное расследования уголовного дела, неправильная квалификация преступного деяний, в тех случаях, когда не предъявляется обвинение по совокупности преступлений и виновное лицо как следствие не привлекается к уголовной ответственности.

Статья 156 («Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего»)

Плохое обращение с ребёнком в семье далеко не всегда бывает очевидным и может длиться продолжительное время. Оно подразумевает любые физические или моральные действия отрицательного характера в отношении несовершеннолетнего.

Наказание за нанесение вреда детям предусмотрено сразу в нескольких кодексах:

  1. СК РФ – статья 69.
  2. КоАП РФ – статья 5.35.
  3. УК РФ – статья 156.

Сюда же можно отнести статью 91 ЖК РФ, предусматривающую выселение родителей, если их проживание с детьми невозможно по решению суда.

Формулировки перечисленных статей имеют общую черту: все они устанавливают наказание за намеренное игнорирование или небрежное отношение к обязанности воспитывать несовершеннолетнего либо за жестокость во взаимоотношениях с детьми.

Понятие ненадлежащего выполнения обязанностей по воспитанию включает в себя легкомысленное, равнодушное, невнимательное поведение, касающееся интересов детей. А также отсутствие достаточного внимания к окружающей среде ребёнка, питанию, гигиене, образованию, пренебрежение его правами.

При наличии перечисленных признаков наказание устанавливается по статье 5.35 КоАП РФ. Если пренебрежению обязанностями по воспитанию сопутствует жестокое обращение с детьми – статья 156 УК РФ.

Жестокость выражается в оказании физического или психологического насилия взрослым в отношении ребёнка, в посягательстве на его половую неприкосновенность.

Подобное разъяснение содержания противоправных действий по статье 156 УК РФ даёт Постановление Пленума ВС РФ.

К ответственности привлекаются:

  • мать и отец;
  • граждане, имеющие законное право и обязанность воспитывать ребёнка;
  • любые работники сферы образования, в том числе педагоги;
  • сотрудники учреждений здравоохранения;
  • социальные службы;
  • органы надзора за несовершеннолетними.

Чаще всего статья 156 Уголовного кодекса РФ применяется именно к родителям, несмотря на то, что забота о своих детях должна быть основным предметом их жизни. На втором месте – образовательные учреждения (школы, детские сады). Например, одна из распространённых проблемных тем, что освящаются в средствах массовой информации, — получение несовершеннолетними травм из-за халатного отношения к своим обязанностям педагогических работников (на спортивных тренировках, детских игровых площадках и так далее).

Статистика неутешительна: в России каждый год до 17 тысяч детей и подростков страдают от насильственных действий.

Жестокое обращение может носить:

  1. Активный характер, то есть нанесение вреда происходит целенаправленно, в соответствии со злым умыслом (побои, издевательства).
  2. Пассивный характер, когда происходит непроизвольное причинение ущерба, вызванное равнодушием или легкомыслием (ребёнок не воспитывается, не получает обязательного образования).

Причинённый вред зачастую сказывается непосредственно на детском здоровье, когда дети получают физические травмы (ушибы, переломы, запущенные заболевания). Регулярное нанесение таких повреждений часто приводит к психологическим проблемам.

Более опасный, но менее заметный ущерб наносит негативное психическое воздействие, оно становится причиной нарушения развития личности ребёнка, мешает его адаптации в обществе, влияет на эмоциональное состояние.

Статья 156 УК РФ определяет следующие виды наказания за совершённое злодеяние:

  • штраф (максимальный размер – 100 тыс. рублей или доход за период от 1 до 12 месяцев);
  • обязательные работы (период устанавливается судом, максимум 440 часов);
  • исправительные работы (1–24 месяца);
  • принудительные работы (максимум 36 месяцев);
  • лишение свободы (до 36 месяцев).

Последние пункты могут сопровождаться лишением до 5 лет права работать на определённых должностях.

Несомненно, нужны новые санкции против жестокого отношения к детям. Статья 156 УК РФ с комментариями и изменениями будет принята в ближайшее время.

Существуют разные мнения относительно применения санкций по данной статье. В докладе о практике судов Архангельской области по делам о преступлениях, направленных на несовершеннолетних за 2003–2004 годы, отмечено, что для назначения наказания достаточно совершить подобное правонарушение один раз. Но есть и те, кто считает, что для квалификации преступление должно носить систематический характер. К примеру, такая позиция была высказана Верховным судом Удмуртской Республики. Тема не утратила актуальности и на сегодняшний день. Нужно заметить, что большинство специалистов выражает согласие с первым мнением.